Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Германия: Уника Цюрн

Нора Берта Уника Цюрн, известная впоследствии под именем Уника Цюрн [Unica Zürn], родилась в 1916 году в Берлине. Семья была зажиточная, но откровенно дисфункциональная. Отец, кавалерийский офицер, был женат уже третий раз: предыдущие жёны не выдерживали его трудного нрава. Потерпев неудачу как издатель и писатель, он нашёл работу в Африке и приезжал домой редко. При этом дочь его боготворила, а с матерью отношения сложились напряжённые. Старший брат, юноша с психиатрическими проблемами, методично растлевал сестру с самого раннего детства. У неё развилось явное диссоциативное расстройство, уход в фантазии, главную роль в которых играл "жасминовый мужчина", существо одновременно благожелательное и опасное.



В 1930 году родители Уники развелись, она была вынуждена оставить школу и нашла работу на киностудии "Универсум-фильм". Была и монтажёркой, и сценаристкой, и постановщицей рекламных роликов. Ушла с любимой работы только в 1942-ом, прослушав по "подпольному радио" передачу о концлагерях. "Универсум" принадлежал государству, а такому государству Уника служить не хотела. Она вышла замуж за богатого человека значительно старше себя, родила двух дочерей: Катрин в 1943, а Кристину в 1945. Роды в обоих случаях были очень тяжёлые, последние закончились хирургической операцией по поводу разрывов гениталий. Отчасти болезнь Уники, отчасти послевоенные трудности послужили поводом к разводу. Опека над детьми осталась у отца: мать не имела денег даже на адвоката. В последующие годы Уника жила литературным трудом: писала рассказы в газеты, радиопьесы. В 1953 году на выставке она встретила художника-сюрреалиста Ханса Беллмера, бывшего гефтлинга, деятеля т.н. "дегенеративного искусства", одержимого куклами и деформациями. Его работы, созданные совместно с кукольницей Лотте Притцель, вызывали восхищение критиков и омерзение нацистов. Горько осознавать тождество своих вкусов с нацистскими, но судите сами:



Цюрн не только стала моделью Беллмера, но и выступала с ним в соавторстве. К сожалению, их общие работы не представляется возможным приводить в фем. сообществе: они представляют собой обнажённую женскую натуру, перетянутую бечёвкой, как ветчина, до полной утраты образа человеческого. Но Беллмер, надо отдать ему справедливость, не только пользовался Уникой как источником идей, но и поощрял её поэтическое творчество. Цюрн увлекалась автоматическим письмом, составляла так называемые гетерограммы, или равнобуквия. Из русскоязычных примеров помню только старую шутку Ольги Фединой: УВИДИМПЕТЬКАНАРЫ; в зависимости от того, как обращаются к Петру - Петь или Петька, увидят соответственно Канары или нары. Гетерограммы Уники Цюрн несут философский смысл и, собранные в книгу Hexentexten [Ведьмины тексты], действительно ощущаются как заклинания. После издания "Ведьминых текстов" Уника Цюрн познакомилась с Анри Мишо, в котором узнала жасминового мужчину своих детских грёз. Поэт, художник и путешественник приобщил её к галлюциногенам, в частности, к мескалину. Глубокая депрессия + склонность к диссоциациям + мескалин + подпольные аборты, которые, живя с Беллмером, Цюрн вынуждена была делать во множестве = очень тяжёлые последствия. У Уники развился острый психоз, и ничего не оставалось, как сдаться психиатрам.

В больнице Сент-Анн её лечил бывший врач Антонена Арто, и диагноз поставили тот же самый: приступообразно-прогредиентная шизофрения. Сейчас раздаются голоса, что медики ошибались, речь шла о биполярном расстройстве, осложнённом психозами, и таким образом, десять лет, пациентку лечили неправильно. Рисунки, которые Уника Цюрн делала во множестве (Мишо снабжал её рисовальными принадлежностями), похожи всё-таки больше на шизофренические. Глаза во множестве смотрят. Чёрный юмор ситуации состоит в том, что госпитальные условия дали толчок расцвету Цюрн как художницы и писательницы. В продолжение своего лечения она издала книги, которые сейчас считаются культовыми: "Тёмная весна" и "Трубы иерихонские". Это впечатления прошлого - детства, отрочества, родов и операции - в преломлении психоза, как бы глазами психотички. Ощущение искажённости, "сделанности" мира  усугубляется иллюстрациями. Изысканно-аморфные растения, звери и человекоподобные существа, многоочитые, но отнюдь не херувимы, они наполняют психоделический мир писательницы, выражая страдание и тайну...

В 1970 году Уника Цюрн вышла из больницы в хорошей ремиссии, полная надежд и творческих планов. И тут неожиданно Беллмера разбил паралич. Он дал знать Унике, что "больше не в состоянии нести ответственность за неё". То был несомненный разрыв. Менее чем через полгода пятидесятичетырёхлетняя поэтесса выбросилась из окна съёмной квартиры на улице Плэн...



Сообщество в ВК, посвящённое Унике Цюрн: http://vk.com/public35214234
Женщины в сюрреализме, очень хорошая статья: http://magazines.russ.ru/inostran/2003/6/dubin.html
Tags: Германия, Франция, немецкий язык, поэзия, рассказ, русский язык, сюрреализм
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Recent Posts from This Community