Дея Тинор (deyatinor) wrote in fem_books,
Дея Тинор
deyatinor
fem_books

Categories:

Светлана Алексиевич, "Время сэконд-хэнд"

2013 год, около 400 страниц.
Внимание! В тексте присутствуют триггеры: насилие, война, семейное насилие, террористический акт.
Название очень интересное и многогранное. Его можно трактовать по-разному: и как символ бедности, и как напоминание об истории, которая повторяется два раза. Каждый может придумать свою трактовку.
Книга написана в обычном для Алексиевич формате рассказов разных людей + многоголосье фраз, услышанных на улице. Рассказчицы - в основном, женщины, но попадаются и мужчины.
Книга разделена на две части, соответствующих декадам 1991-2001, 2001-2011. В каждой части по десять рассказов + блок мнений о жизни вообще. Авторка даёт слово высказывающим разные мнения. Скажем, в разделе о Болотной площади говорят как "реформаторы", так и "охранители" (а в разделе о терроризме говорят как пострадавшие, так и считающие терроризм допустимым и даже желательным).
В первой части несколько рассказов посвящено людям, не пережившим распад Советского Союза (не пережившим в прямом смысле, покончивших самоубийством). Знаменитые фронтовики, пламенные коммунисты, обычные люди. Также есть блок, посвящённый жертвам политических репрессий (рассказ жены репрессированного, дочерей и внуков репрессированных матерей). Есть рассказ свидетельницы одного из этнических конфликтов на постсоветском пространстве (также подобные рассказы будут во второй части). Монологи эмигрантов. Заканчивается часть мнениями насчёт демократии и прихода Путина (за и против).
Во второй части фокус несколько меняется. Остаются рассказы людей, убежавших от этнических конфликтов и безденежья на территорию России, но они говорят и о том, что их не принимают, что они живут в постоянном страхе. В разделе о таджиках говорят сами таджики, но также даются мнения русских о них.
Если говорить о русском материале, то он о разнообразном горе. Рассказ семьи девушки, пострадавшей во время террористического акта в метро. История деревенской женщины, заочно влюбившейся в зэка-убийцу и уехавшей к нему на зону (а также рассказ её мужа, мнения деревни о ней и её поведении, и рассказ самого зэка). История официантки-самоубийцы, которую воспитывала агрессивная мать-алкоголичка, и о её двух мужьях, которые пили и дрались. Рассказ женщины, у матери которой в 90-е бандиты отобрали квартиру, о том, как они выживали после этого, как мать покончила жизнь самоубийством и что сама дочь спаслась только тем, что её приняла бездетная жена её дяди (если читать эту часть после монологов родственников репрессированных, возникают интересные, хоть и неприятные параллели). Попытки матери, потерявшей дочь-милиционерку в Чечне при таинственных обстоятельствах, добиться признания дочери убитой. Монолог "успешной" (то есть обеспеченной) женщины о том, как одиночество похоже на счастье (а также о её неудачной любви, бизнесменах и их развлечениях-извращениях).
Рассказы людей в Беларуси о том, как они протестовали против Лукашенко и что было потом.
Книгу можно было спокойно называть "ПТСР на постсоветском пространстве", такое название точно отражает суть.
Tags: 21 век, Беларусь, Нобелевская премия, Россия, война, домашнее насилие, женский язык, мигрантки, насилие, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments