Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Грузия: Наталья Туманова

Настоящая фамилия Натальи Львовны Тумановой - Туманишвили. Её прадед, Михаил Туманишвили, был первым переводчиком Пушкина и Лермонтова на грузинский язык. Родилась она в 1913 году в Тифлисе, закончила исторический факультет. Вышла замуж за прозаика Арсения Рутько, по образованию инженера-геодезиста, который много ездил по стране в связи с работой. Жена тоже с ним путешествовала, а потом семья вернулась в Ульяновск. Шёл год тридцать седьмой...

Осенью 1937 года большинство писателей города Куйбышева были арестованы как члены антисоветской террористической организации. Артёму Весёлому вменялось в вину, что он хотел написать поэму о Зиновьеве и Каменеве, издать оную за границей, а также установить на Красной площади пушку и палить по Кремлю. Лев Правдин якобы собирался спрятать в букете бомбу и во ремя первомайской демонстрации бросить её в Молотова. Под арестом оказался и Арсений Рутько, который вообще к Самаре никакого отношения не имел, только дружил с коллегами. Ему были предъявлены столь же абсурдные обвинения, что и товарищам по несчастью, но от страшных приговоров эта абсурдность никого не спасла. Артёма Весёлого и В. Багрова расстреляли. Рутько получил восемь лет лагеря. А Наталья Туманова осталась его ждать.

Легко себе вообразить, с какими трудностями столкнулись узник лагеря и его жена в военные и послевоенные годы. В 1955 году оставшихся в живых осуждённых по "делу Весёлого" реабилитировали за отсутствием состава преступления, и супруги воссоединились. Снова Рутько и Туманова жили в Ульяновске, снова занимались литературной работой. Кстати, их совместный роман "Ничего для себя" - о революционерке Луизе Мишель - стал для некоторых известных мне советских школьниц путём в феминизм. Но, строго говоря, известной, популярной писательницей Наталью Туманову не назвать. Я о ней узнала из какого-то старого списка литературы о Грузии. "Давно, в Цагвери" занимала там одну из первых строчек, я взялась читать и была зачарована. Атмосферу старого Тбилиси писательница передаёт с  таким искусством, что рефлекторно оглядываешься в поисках машины времени. Желаю в двадцатые годы, в угар нэпа, лакомиться марципанами в виде разноцветных зайцев и доблестно гулять вдоль Куры, когда ветер "святой Саркис" сердится и может утопить. В одну из таких прогулок всесильная бабушка одной маленькой девочки, заметила острым глазом художницы женскую фигуру, стоящую у самой воды, готовую броситься...


Я понимаю, что к книге можно придираться: возмущаться её некоторой идеологизированностью, хотя тогда вряд ли издали бы без идеологии, подтрунивать над детективной интригой  с похищением... Но невозможно не оценить порыв, с которым Наталья Туманова [всё ж таки Туманишвили] воссоздала реалии своего детства, и невозможно не почувствовать горечь над эпиграфом:

Памяти дорогих близких посвящаю...
Tags: Грузия, СССР, дети, детские книги, мемуаристика, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments