Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Финляндия: "Осенняя пастораль"

Раскопки в моём знаменитом книжном шкафу увенчались новой любопытной находкой: томом финской женской прозы второй половины XX века. Называется "Осенняя пастораль", но никакой пастушеской идиллии нет и в помине.

Предисловие переводчицы Р. Виртанен производит двойственное впечатление: информативное, насыщенное, прямо история женской литературы в Финляндии. Но открывается такой сентенцией: "Значит, всё-таки женская литература? Отвечу доброй шуткой, которую нередко можно услышать в Финляндии: "У нас все женщины либо общественные деятели, либо писатели"." Дальше будет о праве голоса, о социальной активности и просветительстве, но шутка доброй мне не кажется.

Лена Ландер [Leena Lander], "Осенняя пастораль". Дебют писательницы из Турку, родившейся в 1955 году. Издатель предпослал роману эпиграф: "Это книга о том времени, когда финская женщина умела по-настоящему любить". Так и хочется прибавить: "а мужчина вёл себя хуже гестаповца". Завязка вкратце: рыцарь в походе изнасиловал и убил женщину. Та предупреждала, мол, жди последствий, но разве настоящего мужчину удержишь? Результат - твёрдый шанкр. Рыцарь умер от сифилиса, а его сыну жена теперь рожает нежизнеспособных детей, одного за другим. Оклёмываясь после очередных кошмарных родов, Мерета встречает Якоба, священника, который отказался от священства... Ничего себе пастораль! Прямо буколика. Читала взахлёб, как детектив, и поражалась, как Ландер удалось вывести своих героев к счастливому будущему. А она-таки выведет.

Эва Иллойнен [Eva Illoinen], "Вереск гибнет". Стилистически лучшее в сборнике, но, Бог мой, сколько пессимизма! Хроника деградации, постепенного умирания. Среднестатистическая пожилая буржуазка, похоронив двух дочерей, включается в экозащиту огромной вересковой пустоши от заводских миазмов. Но завод - главный налогоплательщик региона, и исход борьбы предсказуем. Эва Иллойнен практически моя землячка, родилась в 1934 году в Уусикиркко (ныне Поляны Выборгского района). Работала учительницей. Наиболее известна как создательница радиосериала "Матти, Каппу, Ээва и Эппу", который оборвался с её внезапной смертью в 1987 году.

Эйла Костамо [Eila Kostamo], "Годы молчания". Костамо родилась и живёт в Оулу, в 1938 году, занимается переводами с французского: Турнье, Бодлер... Возможно, поэтому повествование о кризисе среднего возраста у некого Эйнари из Хельсинки - слегка французское в северных декорациях: бурные объяснения, многозначительные паузы. Эйнари в чём-то смешон. Жену оттолкнул от себя, от любовницы отвернулся, на старшей дочери срывает сердце, младшую не признал, сидит расстраивается: почему ж я такой одинокий? Чудеса в решете.

Наверное, любовь - это зеркало, которое отражает уродливые черты человеческого лица.

Нина Банерье-Лоухия [Nina Banerjee-Louhija], "Год мимозы". На самом деле Банерджи-Лоухия. Место рождения - Калькутта, год 1940, отец - индийский инженер (его потом убили), мать - медсестра из Финляндии. Сама Нина влюбилась в медицину под влиянием книг Альберта Швейцера, поступила на медицинский... но писательство всё же пересилило. Зато из-под пера Банерджи-Лоухии вышло много популярных книг для детей: о болезнях, лекарствах, врачах. Взрослые романы автобиографичны: например, "Один день королевы" - это история любви её родителей, а "Год мимозы" описывает измену мужа, развод и последовавшие события, которые привели к выбору между любовью и карьерой. Пусть действие воспринимается как слегка затянутое, нельзя не восхититься рационализмом и отсутствием иллюзий у главной героини.

Ээва Тикка [Eeva Tikka], "Всадник, скачущий к солнцу" - наиболее близкая мне вещь в сборнике. В благополучной, любящей семье появился на свет мальчик с серьёзным заболеванием. Доктора разводят руками: очевидно, не жилец. И вся семья, с рвением ли, с неохотой ли, включается в спасение малыша Нико. Ээва Тикка родом из Ристийны, очень живописного городка в провинции, и чувство природы, чувство пейзажа, в современной литературе исчезающее, у неё обострено до предела. Как и чувство эмпатии. Внешне беспристрастная, педантичная коллекционерша мелочей, она заставляет сопереживать всем: и самому Нико, и его отстранённому отцу (у меня трагедия, мне супружница принесла отсталого мальца!), и маме, и юной надменной дочке:

- Может быть, ты лучше поймёшь меня, когда сама станешь матерью.
- Я, по крайней мере, не стану матерью дебила.


Не говори гоп. Заболевание наследственное.
Tags: Финляндия, инвалидность, исторический роман, любовь, мемуаристика, русский язык, смерть, финский язык, экология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments