felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Самар Язбек The Crossing (2015, Сирия)



Самар Язбек - известная в Сирии писательница из журналистка, которая была вынуждена бежать из страны в 2011 году, поскольку на нее ополчился режим Асада. С тех пор она несколько раз посещала родину, проползая тайком под колючей проволокой на сирийско-турецкой границе. В этой книге она пишет об ужасной реальности жизни в сегодняшней Сирии. Рассказ идет о первых демонстрациях за демократию, появлении Свободной Сирийской Армии, приходе ИГИЛ. Она говорит о солдатах, детях, обычных женщинах и мужчинах, которые просто пытаются выжить. Некоторые из история полны ужасной жестокости, но она рассказывает и о внезапной доброте. О том, как люди живут под прицелом снайпера, как люди с принципами могут не выполнять приказы командира, как дети растут в бункерах. Это одновременно и важный исторический документ и хорошая литература.

Статья о ней в Гардиан и интервью - http://www.theguardian.com/world/2015/jun/28/samar-yazbek-syria-the-crossing-interview

Я перевела несколько отрывков:
Язбек родилась в 1970 в Джабле, маленьком городе на побережье. Еще она жила в Ракке и Латкии, теперь это штаб-квартиры ИГИЛа. Она говорит, что в ее детстве это были мирные и толерантные места. Хоть и провинция, но не глушь: в юности она зачитывалась Виржинией Вульф и хотела походить на Миссис Дэллоуэй. Семья у нее была привилегированная и космополитическая. Она из алавитов, а это сирийское меньшинство, могущественная секта шиитов, правящая Сирией с 1940-х годов, после ухода Франции (Сирия была колонией Франции). Асады тоже алавиты, поэтому борьба Язбек против правительства рассматривается ими как предательство.

Поэтому одной из проблем при путешествии по тем частям Сирии, которые контролируются не алавитами, ей прихоилось скрывать свое происхождение и свой акцент – иначе ее бы идентифицировали как шиитку, сунниты считают их неверными. Как-то, когда на контрольном пункте ее спросили, откуда она, она ответила: Отовсюду.

«И это правда», - говорит она: «Я прежде всего сирийка, и только теперь война так обострила все эти противоречия. Я все еще помню, что Сирия была настоящей страной Леванта, как и Ливан, все религии, все группы населения в нее входили. Теперь ты сирийка только если ты суннитка или шиитка или еще что-нибудь такое. Со стороны это выглядит как сражение между диктаторами и восстание народа, и так и есть, но изнутри это как семейный конфликт со всей присущей ему ненавистью».
ИГИЛ она особенно сильно презирает и сравнивает с армией оккупантов-иностранцев, потом поправляется и говорит, что они бандиты. В своей книге она с гневом отмечает, что на контрольных постах ИГИЛ люди с лицами йеменцев, саудитов, сомалийцев и чеченцев запугивают сирийцев, а Ракку превратили в ад. «Я помню, как там было, - говорит она: «А сейчас это что-то дегуманизирующее, отвратительное. Целое поколение потеряно из-за этой жестокости».“

Особенно она сердится на молодых женщин-мусульманок, которые едут с Запада в ИГИЛ. «Конечно, я феминистка», - говорит она: «а то, что они делают, это ухудшение положения женщин в Сирии до ужасного состояния. А еще они хотят «ориентализировать» Сирию. Эти молодые девушки мусульманки, но они с Запада. Они ничего не знают о Сирии и о нашей жизни. Им нравится фантазия о мужественных арабских воинах на коне с ружьем. Это клише и фантазия, и они едут сюда, потому что это экзотика и эротика, им скучно на Западе, они хотят быть бунтарками. Но они не понимают ни ислама, ни Сирии, и что они ухудшают жизнь местных женщин».

Язбек рассказала о молодом человеке, который отказался насиловать девушку по приказу старшего офицера. Ему в наказание отстрелили гениталии. Везде Язбек встречала людей, чьи представления о морали просто развалились из-за постоянных столкновений с ужасами. Один из самых тяжелых аспектов в книге – это понимание, что не так давно люди здесь жили повседневной жизнью.
Ее метода - предоставлять людям самим рассказывать свои истории.
Я упоминаю Оруэлла и Кафку. Она любит обоих, но Кафку считает моделью. «То, что происходит в Сирии – это как оказаться в глубоком, темном туннеле, откуда нет выхода. У меня была надежда в 2011, я верила, что мы сможем изменить себя и свои жизни, но сейчас, как я ни приеду, все стало хуже, и быстро. Когда каждый день со всех сторон происходит резня, чего ожидать? Это не политика, это не религия, это чистая ненависть».


Язбек написала несколько романов, издавала поэзия и до революции работала на телевидении. В 2010 году она была включена в группу Beirut 39, лучших писательниц (и мужчин тоже) арабского мира моложе 40. В 2012 она разделила премию Pen Pinter с поэтессой Кэрол Энн Дафии за книгу о начале гражданской войны в Сирии, A Woman in the Crossfire.

Отрывок из книги на английском языке - http://www.theguardian.com/world/2015/jun/28/samar-yazbek-the-crossing-book-extract

Tags: 2015, 21 век, Азия, Ближний Восток, Сирия, английский язык, арабы, война, мемуаристика, писательницы, премия, публицистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments