absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html
кот

Элизабет Асеведо: уроки доминиканского

Имя американской поэтессы доминиканского происхождения Элизабет Асеведо [Elizabeth Acevedo] до обидного мало известно в нашей стране. А между тем в учебниках будущего её имя будет значиться среди возродительниц такого замечательного жанра, как роман в стихах. Поэтические автобиографии создавали англоязычные поэты-классики XX века: Джон Бетджемен, Джеймс Меррилл, Дерек Уолкотт. Карибская литературная традиция прямо-таки ими полнится (ох, вырос мой читательский список). Среди молодёжных произведений тоже можно найти интересные романы в стихах: вспомним «Карму» Кэти Остлер. Но Асеведо удалось, казалось бы, невозможное: объединить young adult, мемуары и верлибр. Победительница поэтических слэмов начала работу над романом The Poet X, когда её ученица в ответ на извечное преподавательское понукание «Читайте больше, читайте больше» ответила:
— Да про нас книг не пишут.



Итак, Хиомара Батиста, четырнадцать лет. Collapse )

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» анонсировало выход The Poet X на русском языке ещё в 2019 году. Пока ничего не слышно. Интересно, в чём причина: в антицерковных выходках главной героини? в сексуальной ориентации одного из персонажей? или просто пока отложили в долгий ящик? Очень жду!
кот

Польша: Юлия Хартвиг

Юлия Хартвиг [Julia Hartwig] родилась в 1921 году в Люблине, в семье известного фотографа Людвика Хартвига и Марии Бирюковой, приехавших из Москвы ещё в 1917 году, после начала революции. Отец был католик, мать православная. Это важно. С матерью дети ходили в русскую церковь, с отцом в костёл. В Люблине у Хартвига-старшего была фотостудия, по его стопам пошёл и старший сын Эдвард. Младший сын, Валенты, прославился как врач-эндокринолог, специалист по щитовидной железе и надпочечникам. Дочери, Зофья, Гелена и Юлия, самая младшая, учились в знаменитой гимназии имени Люблинской унии.

Когда Юлии было девять лет, её мама, мучительно тосковавшая по родным, остававшимся в Москве, покончила жизнь самоубийством. Отец впоследствии женился второй раз, но детей у него в новом браке не было.


У Юлии Хартвиг в классе была лучшая подруга, Анна Каменьская, впоследствии тоже прославившаяся как поэтесса. По приглашению её дедушки и бабушки Юлия проводила лето вместе с Анной в маленьком и красивом городе Свидник под Люблином. Первое стихотворение она опубликовала в школьной газете, а Анна несколько месяцев спустя её переплюнула - опубликовалась в детском журнале "Пломичек", который читала вся Польша. Но дружбы это невольное соревнование не охладило.

В 1939 году летом Юлия сдала экзамены на аттестат зрелости. В сентябре Люблин бомбили. Дом семьи Хартвиг был разрушен до основания. Отец и Эдвард, горюя о погибших фотоработах едва и не больше, чем о потере крыши над головой, подготовили для магистрата документальный отчёт о разрушениях города. И Эдвард, и Валенты, и Юлия участвовали в Сопротивлении. Юлия была связной Армии Крайовой. Чеслав Милош трогательно вспоминает в мемуарах, как в оккупированной Варшаве, в 1941 году две недавние гимназистки, Анна Каменьская и Юлия Хартвиг показывали ему свои стихи. Каменьская была племянницей жены Милоша, Янины, поэтому мэтр не очень её ругал, а Юлии строго сказал, что любовь не тема для стихов. Он ужасно меня этим удивил, и лишь спустя годы я поняла, что он имел в виду, — вспоминала поэтесса впоследствии в книге «Наивысшее счастье, наивысшая боль». В столице она училась на отделениях полонистики и романских языков в подпольном Варшавском университете, а когда ею заинтересовалось гестапо (а оно заинтересовалось), скрывалась под Люблином у дяди Анны Каменьской, лесника. Каменьская тем временем преподавала польский в секретной школе.

После войны Юлия Хартвиг училась в Люблинском университете, а позднее как стипендиатка Народной Польши — во Франции. К этому периоду относится непродолжительный первый брак поэтессы с кинокритиком З. Калужинским. Позднее она писала об этом замужестве коротко и ясно: Не могу вспомнить ничего хорошего. К некоторому скандалу, Хартвиг ушла от мужа к Ксаверию Прущиньскому, журналисту, военному репортёру, дипломату, польскому послу в Нидерландах. Его многообещающая карьера прервалась внезапно и трагически. Прущиньский погиб в автокатастрофе. До сих пор неизвестно, был то несчастный случай или суицид. Есть мнение, что аварию подстроили...

Вернувшись в Варшаву, Юлия Хартвиг писала стихи, переводила с французского. В 1954 году она вышла замуж за поэта Артура Мендзыжецкого. Пишут, что это была замечательная семейная пара, с юмором, без характерного соперничества: счастливое исключение в литературной среде. Мендзыжецкий всегда поддерживал жену в творческих стремлениях. Однажды, когда некий поэтический еженедельник неправильно указал её имя — Юлиан вместо Юлии — Мендзыжецкий тут же среагировал, прислав в редакцию опровержение. Дескать, ручаться готов, что моя жена женщина, а не какой-то там Юлиан. Вместе они переводили Аполлинера, Рембо, Сандрара. Сближала супругов и оппозиционная деятельность. В январе 1976 года они вместе подписали протест против планируемых изменений Конституции ПНР, известный как «Мемориал 101». В восьмидесятых годах поддерживали Леха Валенсу и «Солидарность».

Так сложилось, что первая известность пришла к Юлии Хартвиг благодаря переводам французских классиков и таких американских поэтов, как Марианна Мур, Уильям Карлос Уильямс, Аллен Гинсберг. Вместе с мужем она издала антологию американской поэзии, одну из самых полных на польском языке. Собственные произведения Хартвиг делятся на две большие группы: верлибры и специфические не то рассказы, не то поэмы в прозе. Одно из таких стихотворений-рассказов я уже приводила у нас в сообществе: https://fem-books.livejournal.com/1869985.html

Collapse )

Collapse )

Все стихи в переводе Н. Астафьевой

Юлия Хартвиг умерла в 2017 году в Пенсильвании, в гостях у дочери, преподавательницы философии Даниелы Лехтинен. Она ушла во сне. Сегодня ровно три года со дня её смерти.
кот

Шведская проза о молодёжи

У Линды Окесон с удовольствием прочла о семейном путешествии в Лапландию, в окрестности Кируны, самого северного города Швеции. В Кируне происходит действие популярных детективов Осы Ларссон, о которых были посты в нашем сообществе (https://fem-books.livejournal.com/151960.html, https://fem-books.livejournal.com/515053.html) и ещё одной книжки, изданной недавно и в России. Первая же фраза, бросившаяся в глаза:

Признаю, что Кируна – потрясающий город. Если в нём не живёшь. Потому что в нём вообще нет ничего потрясающего.



Так считает Майя, старшеклассница из приполярного края рудокопов, где расположено богатейшее месторождение железной руды. Шахте посвящена жизнь многих поколений её семьи. Но настал день, когда из-за трещин в земле целый район Кируны должен переехать.

«Десять минут второго» [Tio över ett] – так называется роман Анн-Хелен Лестадиус [Monika Ulrika Ann-Helén Laestadius], в 2016 году получивший премию имени Августа Стриндберга.Collapse )

На волне успеха нашла ещё один шведский роман о молодёжи «Сандор / Ида » [Sandor slash Ida], более ранний. В 2005 году эта книга Сары Кадефорс [Sara Kadefors], писательницы и сценаристки из Гётеборга получил премию имени Стриндберга, стал бестселлером и был экранизирован. Тоже Швеция, но кардинально другая.Collapse )

Jeanne DuPrau "The City of Ember"



Постапокалиптический роман для детей/подростков. Главным героям по 12 лет, соответственно, будет интересно для этого возраста или чуть младше. Впрочем, может понравиться и взрослым, если у вас нет предубеждений против детской литературы - книга очень атмосферная.
Главные герои, Лина и Дун, живут в подземном городе, который считают единственным островком света в мире мрака. По крайней мере, так их учат в школе.
Символичное название - Ember, "Уголек". Город был построен, чтобы сохранить хотя бы малую часть человечества в случае катастрофы (произошла ли она?... неизвестно). Уголек может сохранять огонь, но рано или поздно он истлеет. Вот и город Эмбер уже почти исчерпал свои запасы. Его жителям давно пора выйти на поверхность, но они об этом не знают; они вообще не знают, что существует что-то за пределами их города. Лина и Дун ищут способ спасти свой родной город.
"Город Эмбер" - первая часть тетралогии. Три первые части выходили на русском.
Есть экранизация.

Предыдущий пост о книге в сообществе
кот

Бывает ли плохая погода?

Книга Линды Окесон-Макгёрк [Linda Åkeson McGurk] «Не бывает плохой погоды» [There's No Such Thing as Bad Weather] вышла на русском языке в самое неудачное время из возможных: за две недели до начала противоэпидемической самоизоляции. Согласитесь, неподходящий период для агитации за friluftsliv, свободное пребывание на свежем воздухе. Этот термин ввёл в норвежский язык ещё Генрик Ибсен в 1859 году, а популяризировал Фритьоф Нансен, полярник, учёный и дипломат. Его программная речь школьникам в 1921 году так и называется: Friluftsliv. Стремление на природу, этот важный аспект физической активности прошлого, было почти утрачено в те времена: его заменили санатории, спортбазы, бассейны, торные тропы и привычные условия. Эх, что бы сказал великий путешественник сегодня? Тревожно даже вообразить...



Но если не брать самоизоляцию, почему современные дети не гуляют? Collapse )

Мне, конечно, очень нравится идея детей, целые дни проводящих в игре на лоне природы. Как идея — нравится. А вообще, я как в анекдоте про кладбище, не природы боюсь, хотя борщевик и клещи удовольствие ниже среднего. Я людей боюсь. Поэтому очень интересно, как в Скандинавии решается проблема безопасности. В США сейчас похищения детей незнакомыми людьми — очень редкое событие. А как в России? В среднем пропадает шестнадцать детей в день. Гм. Полагаю, Ленор Скенази с её знаменитым трудом Free Range Children [примерный перевод: дети на свободном выгуле] мало мне поможет. Одно дело, когда наши папы и мамы плевали с высокой колокольни на велосипедные шлемы и наколенники, и совсем другое — презреть шлем при нашем уровне дорожного движения. Не о проезжей части сейчас говорю. На тротуаре то проносится электросамокат, то велосипедист, то взрослый человек на роликах, то экспериментатор на соло-колесе, то идут с огрызающейся овчаркой (конечно, без намордника! На своё исчадие намордник наденьте!), то авто пытается развернуться. Мы знаем, где в нашем квартале самодеятельный роллердром, где место выгула собак. Но до сих пор не ведаем, где можно гулять с чадами и домочадцами, чтобы поминутно из-под колёс не шарахаться. Я недавно офонарела, увидев, как ребята не старше пяти лет с увлечением катаются на трёхколёсных велосипедиках... по кладбищу среди могил. А потом подумала: больше-то негде. Вот такой вот friluftsliv.

Jennifer Marie Brissett "Elysium"


Постапокалиптический роман, напоминающий большой сложный паззл: много отрывков, в которых персонажи проживают вновь и вновь в самых разных вариациях сходный сюжет - любовь и утрата. Они то братья, то гомосексуальная, то гетеросексуальная пара, то отец и дочь, то брат и сестра; сеттинг тоже разный, но чаще - постапокалиптический. Что же на самом деле происходит, становится понятно буквально на последних страницах. При том, по ходу чтения возникали подозрения, что понятно вообще не станет... Но всё же в конце проясняется, что не может не радовать (терпеть не могу книги, в которых концовка невразумительная).
Чем-то напомнило фильм "Облачный атлас".

Предыдущие посты о книге в сообществе: 1, 2
кот

Четверг - стихотворение: Анна Каменьская

Ненужное

Таскаю с детства весь этот багаж:
отцовскую скрипку в черном футляре,
деревянную тарелку со словами
“К нашему хлебу-соли гостей бы нам поболе”,
дорогу,
по которой движется тень коня и телеги,
заплесневелую стену,
складную кроватку,
вазу с двумя голубками,
предметы,
которые долговечнее жизни,
чучело глухаря
на трухлявом буфете,
ах, и еще всю эту пирамиду
дверей и лестниц.
Нелегко
таскать с собою столько хлама.
Но знаю, что до конца
ни от чего не избавлюсь.
Пока не придет моя мудрая мать
из ниоткуда в никуда
и не скажет:
— Выбрось всё это, дочурка.
Всё это ни к чему.

Collapse )

В больнице

Возле старой бабки
умирающей в коридоре
не стоит никто
Всматриваясь в потолок
она уже столько дней
в воздухе пишет рукой
Не кричит не плачет
не ломает рук
а дежурных ангелов слишком мало
Смерть бывает вежливой и тихой
будто кто уступает место
в переполненном трамвае

Collapse )

Тропинка

— Дай руку, — умоляла умирающая.
Ах, что за люди, что за люди!
Никто руки не даст.
Мостик такой узкий.
А я с ребенком на руках.
Возьмите хоть бы сундучок с подводы!
Близкие стояли вокруг
И отводили глаза,
Стыдясь смерти.
В одну минуту она должна была пережить
Столько, сколько вмещает долгая жизнь.
Уезжать, встречать, вновь прощаться.
Терпеть голод, измены, любовь.
Пока наконец из тупиков, закоулков
Выбралась на тропинку,
Тропинку в кустах смородины,
Тропинку детства.
Побежала по ней что есть сил.
Теперь они вздыхают с облегченьем.
Умерла.
Закрывают ей глаза.
Освобождают пальцы от колец.
Они не знают,
Что там она еще бежит,
Ещё стучит топоток
Её детских ног,
И ягоды еще дрожат
На потревоженных кустах.

Collapse )

Перевод Н. Астафьевой.
кот

Постылые продолжения любимых историй

Люблю истории с продолжением. Больше того, если мне понравилась история, как правило, понравится и её продолжение, особенно когда оно написано той же рукой. «Хозяйка» и «Крест» мне всегда были ближе «Венца», «Бен среди людей» казался значительнее «Пятого ребёнка», и даже раскритикованное «Право на поединок» полюбилось больше восхваленного «Волкодава». Но из любого правила бывают исключения.



Это я наконец осилила вторую книгу магонийского цикла Марии Дэваны Хэдли [(Maria Dahvana Headley].Collapse )

По какой-то странной ассоциации я припомнила самое, наверное, разруганное продолжение фантастической саги за последние годы.Collapse )

А на прилавках свежеоткрывшихся книжных магазинов появились в русском переводе «Заветы» [The Testaments] Маргарет Этвуд. «Рассказ Служанки» тоже продолжается.

кот

Путешествие по кошачьему чердаку

Хелена Эберг [Helena Öberg] — шведская писательница, живущая и работающая в Вестеросе. В соавторстве с художницей Кристин Линдстрём [Kristin Lidström] она создала уже две книги. Первая, «Твоя очередь, Адриан», в 2015 году номинировалась на Августовскую премию. Вторая, «Кошачий чердак» [Kattvinden], в 2018 году получила приз «Шведское книжное искусство». На мой взгляд, совершенно заслуженно. Это самый настоящий шедевр.



Начинается история, впрочем, отнюдь не радужно. Двенадцатилетняя Мона с матерью, непрактичной и прекраснодушной художницей, живёт в дедовом офисе на правах приживалки. Как домовые, они прячутся за занавесками, а если придут посетители, срочно шмыгают в дальнюю комнатку. Правда, визитёров немного: дедушка уже стареет и собирается на пенсию. Что же станет с Моной?

Отец пропал без вести в море. Мама как во сне живёт:

Сегодня Юнна съела лягушку. Проглотила целиком, представляешь?
Да-да... Тебе тоже следовало бы... почаще бывать на природе.


Дед угрюм, суров, замкнут, правда, в один прекрасный день раздобрился и решил дать внучке подзаработать. Вместе они едут на отдалённую виллу разбирать и оценивать имущество. А там:

Collapse )