fem_books


Книги, рекомендуемые феминистками


Previous Entry Share Next Entry
Вопрос
2015
elena_sophia wrote in fem_books
Не слишком часто читаю НФ, но поневоле обращаю внимание на распространённый в фантастике и киношном масскульте сюжет:
женщина — главная злодейка, а самец несёт добро и свет и убивает женщину.
Самка в мужских текстах — неопознанное нечто чья активность и субъектность вредит человечеству, типа леди терминатор из индонезийских триллеров. "Хорошая" женщина — выступающая против этой самки на стороне мужчины-протагониста.
Характерный пример — вампирша Валери в "Эхопраксии" Питера Уоттса — полуживотное, существующее за пределами человеческой (=мужской) этики. Ужас перед экзистенциальным Другим — ужас перед субъектной женщиной. В женской НФ и фэнтези, мне кажется, такого намного меньше.

Мне возражает собеседник: - Не читал Леки, но Нортон, Ле Гуин, Буджолд — в их книгах можно даже пальцем ткнуть в те места, в которых взыскательное око (тут ударение) распознает всё те же паттерны.

---
Кто-нибудь ещё замечала такое, или это у меня глаз замылился?

  • 1
Пусть пальцем ткнет. А то у меня подозрение, что он когда видит женщину - так подозревает злодейку. То есть око у него не взыскательное, а пристрастное.

вот да. видит то, чего авторки в своих героинь и не клали.
или оценивает всякую активность однозначно как зло - ну кто ему доктор.

Верно, вполне может считать, будто любая женщина, не рвущаяся быть бесплатной обслугой каждому встреченному мужику - злодейка.

Не припомню такого у ЛеГуин... Буджолд читала совсем давно, но тоже не припомню...

У Буджолд всякие есть как женщины, так и мужчины.
В качестве злодейки можно назвать, например, Кавило из "Игр форов". Не вижу в этом криминала. Как "любой народ имеет право иметь своих негодяев", так и среди женщин вполне могут быть злодейки, садистки, токсичные матери и т.п. Другое дело, если носители добра и света в книге ТОЛЬКО мужчины, а зла - ТОЛЬКО женщины.

Более того, у Ле Гуин вообще сложно найти "однозначных злодеев". она немного идеалистка в том, что прописывает остаточную нравственность и работу совести даже тем, кого все прочие персонажи готовы удавить без жалости за многочисленные гадости.

Да, трудно представить себе у Ле Гуин персонажей, существующих за пределами какой бы то ни было этики. Таких, что только взять да убить.

Например "Порог" где героиню (насколько я помню) жестоко предает женщина, фактически названная мать, а спасает приятель.

Но в "Пороге" Пализо является человеческим существом в полной мере- да, непорядочным, да, нарушившим законы гостеприимства, но из весьма понятных мотивов. Сама Айрин говорит:

- О том, что они делают, невозможно сказать «хорошо» или «плохо». По твоим же словам – они делают то, что им необходимо.

Но для героине собирались однозначно нанести вред, плюс еще и коварно, притворившись друзьями. Она могла потом прощать или не прощать, но именно потом, уже после того, как осталась в живых. А осталась в живых она, благодаря герою (если мне память не изменяет).

Чешу репу про кино. SW, "Терминатор", "Пятый элемент", "Матрица"... э... где злодейки-то? Или это в последних франшизах, а я просто от жизни отстала?

У Барбары Хэмбли в "Драконьей погибели" противостояние Дженни (которая на стороне мужчины-героя, Джона Аверсина) и нечеловеческого существа Зиерн, колдуньи и соблазнительницы. А чтобы у Ле Гуин или Буджолд что-то подобное - присоединяюсь к просьбе ткнуть пальцем.

У той же Хэмбли в вампирском цикле Лидия, которая на стороне мужчины-героя (а местами так и наоборот, муж становится ее спутником), противостоит то мужчинам, то женщинам (в первой и второй книгах главгад мужчина, в третьей и четвертой - женщина, в пятой пополам, шестую еще не читала). Т. е. какого-то единого правила нет.

Зиерн как раз человек, и ее мотивы вполне человеческие. Больше того, ее жажда к всеобъемлещему магическому могуществу в определенной степени живет и в самой Дженни.

А вот в сиквеле уже появляется демонесса - но что-то он мне соверешенно не пошел.

Физически Зиерн безусловно человек, и её мотивация, воля к власти - также человеческая. Слишком человеческая, я бы сказала. Но во-первых, она меняет облик, а во-вторых:

Оказывается, это так просто – проникнуть в чужую душу, не раскрывая при этом своей! Сквозь пылающую желтизну яростных глаз Дженни различила что-то липкое, нечистое, как недра того цветка, что ловит глупых насекомых, – руины души, разъеденные неведомой силой.

И далее Дженни говорит:

Зиерн – вампир, Гарет, только пьет она не кровь, как шептуны, а людские души. Вчера я заглянула ей в глаза – у нее не душа, а липкая, прожорливая тварь. И ей нужно питаться, чтобы жить.</i Быть может, это восприятие Дженни, но в какой мере Зиерн осталась личностью после соприкосновения с Камнем - это вопрос дискуссионный.

А примеры самок-воплощения Зла?

См. "Героя с тысячей лиц", ну и Майкла Муркока -- цикл о вечном герое, как иллюстрацию. Это -- один из базовых сюжетов.
См. также сюжет, в котором положительная героиня борется с отрицательной за внимание принца: "Золушка", "Финист, ясен сокол" и проч

У ЛеГуин знаю только цикл про "Земноморье", там такого паттерна не замечала. У Буджолд великое множество разных персонажей, как женских, так и мужских, и злодеев, и выступающих на стороне добра, и такого паттерна я у нее тоже не нахожу. Более того, женские персонажи у нее самостоятельны и выступают уж точно не как "самка главного героя".

В Земноморье, увы, есть положительный маг-мужчина и "темная" жрица-женщина, служащая Безымянным, которая перековывается под воздействием могучей харизмы главного героя.

Я это немного по-другому воспринимала, мне всегда казалось, что Тенар и не была "темной", из нее пытались сделать такую, но видно, что она сопротивлялась, еще до прихода Геда (как она болела, когда была вынуждена умертвить группу узников). Гед произвел на нее впечатление, несомненно, но прежде всего как посланец из другого, неведомого мира, к которому она неосознанно тянулась все эти годы. Мне кажется, Гед в данном случае выступил разве что как тот путеводный клубочек, что выводит из лабиринта, но желание-то выйти у нее было всегда, само по себе. Эти расспросы телохранителя о матери, попытки вспомнить ее, потом - разговоры со старшими жрицами о волшебниках, попытки залезть на Стену, перебирание старых вещей, подаренных Храму мореплавателями и королями...

Да. И даже старшие жрецы не "темные", а Безымянные - не зло. И служение им - не зло; оно лишь бессмысленно, ибо равнодушная природа не нуждается в служении себе.

Ну, Коссил-то отчетливо отрицательный персонаж, и она явно съезжает с катушек к концу "Гробниц Атуана" - впрочем, конечно, не из-за Безымянных, а из-за собственных интриг и жажды власти. А про бессмысленность служения - это в точку, и Тенар, как мне кажется, на подсознательном уровне остро ощущала эту бессмысленность, мертвечину всех этих ритуалов и бунтовала против того, чтобы ее жизнь была посвящена всему этому, - и задолго до Геда.

Да, Коссил персонаж отрицательный, но не на уровне грандиозного зла. То есть для Тенар в ее ограниченном замкнутом мирке это в какой-то меер так. Но характерно, что "спасение" Тенар происходит не по стандартной схеме. Стандартно главзлодейку, узурпирующую верховное место в иерархии, надо убить, восстановить справедливость и законность, после чего Тенар "правила" бы долго, счастливо и справедливо. Однако спасение обретается в размыкании замкнутого круга, освобождении от давно утративших хоть какой-то смысл ритуалов. И да, это выбор самой Тенар.
Характерно, что и квест Геда вовсе не заключается в избавлении девы в беде. Все книги саги, в сущности, об одном: обретение целостности, миром или человеческой душой.

Я бы скорее сказала, что в женской н/ф и фентези присутствует противоположный мотив - попытка понять Другую, постижение Другой, попытка наладить с ней контакт. Нутряной страх перед чужим скорее как отрицательная черта у отрицательных персонажей. Тут, конечно, лидирует Ле Гуин - и "Левая рука Тьмы", и "Слово для леса и мира одно".
У Буджолд в книгах не замечала. У Нортон может быть в отдельных книгах.

Edited at 2017-01-10 10:03 am (UTC)

Как будто с языка сняли.

Не знаю, я вот буквально на днях прочла Scattered Along the River of Heaven Альетт де Бодар, и там один из основных мотивов - противостояние этих точек зрения ("чужое - зло по умолчанию" против понимания и принятия), причём обе представляют женские персонажи. Особой остроты ситуации придаёт то, что Другие здесь - завоеватели/колонизаторы и их приспешники из числа местных жителей.

Рискну пойти наперерез дискурсу, не из вредности, а от чистосердечного удивления: а почему вам показалось, что главная злодейка в эхопраксии - Валери? Не Portia, не фанатичные на свой лад бикамералы, не экстремисты-реалисты? У меня наоборот сложилось впечатление, что Валери едва ли не главный персонаж, на котором в принципе движется весь сюжет, и вампиры описаны вовсе не как полуживотные, а вполне себе полубоги трагической судьбы.

  • 1
?

Log in