fem_books


Книги, рекомендуемые феминистками


Previous Entry Share Next Entry
Джули Нойффер, Helen Andelin and the Fascinating Womanhood Movement
кот
maiorova wrote in fem_books
По случаю обсуждения в сообществе бестселлера XX века "Очарование женственности": оказывается, в 2015 году издан историко-биографический труд об Анделин, её книге и сложившемся вокруг этой книги общественном движении. Текст с сайта авторки, Джули Нойффер http://www.julieneuffer.com/

Почему я написала эту книгу

Впервые я услышала о Хелен Анделин и её книге «Очарование женственности», когда училась в начальной школе. В 1969 году подруга пригласила мою маму на занятия курсов «очарования женственности» (в дальнейшем — ОЖ) в местном отделении Ассоциации молодых христиан. Маму так потрясло учение Анделин, что она решила сама стать преподавательницей ОЖ. При том, что она, будучи в разводе, одна воспитывала шестерых детей, популярности в качестве наставницы она достигла очень быстро. Вскоре мама стала директрисой курсов ОЖ и обзавелась значительным количеством последовательниц. Иногда, готовясь к занятиям, она давала мне работу: подшивать на скрепках раздаточные материалы. В доме тоже практиковалась наставления Хелен Анделин, и мы были под глубочайшим впечатлением от маминого «превращения» под влиянием книги и искренне верили, что она воплощает очарование женственности.

Сама же мама казалась совершенно счастливой. Она нашла своё место в жизни — помогать другим женщинам сохранять брак и семью. Долгими вечерами сидела я возле мамы на диване и слушала длинные телефонные разговоры с женщинами, которых угнетали и расстраивали их несчастливые супружеские отношения. Мама подбадривала их, воодушевляла не сдаваться, следовать принципам ОЖ и делать попытки снова и снова. В подростковом возрасте я прочла и «Очарование женственности», и «Очарование девичества», и все прочие книги, которыми мама пользовалась при подготовке к занятиям.

Настало время, когда мама отошла от учения Анделин и от наставничества. Я покинула родительский дом, сама обзавелась семьёй, а ОЖ отвергла нечто как старомодное, сексистское и глуповатое. Фактически я позабыла о нём хотя всегда стремилась исследовать женский опыт академическими методами.

Миновали годы. Я поступила в докторантуру Вашингтонского государственного университета. Планировалось заниматься религиозной историей американских женщин, однако мою научную руководительницу, известную исследовательницу женской истории, религиозные вопросы занимали мало. Я начала искать тематику, которая подходила бы нам обеим. В тот период я работала ассистентом у замечательного профессора, который вёл предмет «Поп-культура Америки». Однажды он принёс на лекцию книгу — семейно-брачный справочник, который, как он сообщил, имел в США такую популярность, что было продано более двух миллионов книг. И что же это был за труд? «Очарование женственности»! Я опешила. Ведь до того я считала, что движение ОЖ было феноменом местного масштаба, своего рода преходящим увлечением, которое жило и угасло в городке, где я провела детство. Никогда до этой минуты я не вписывала ОЖ в контекст истории культуры США и уж тем более не задумывалась о взаимосвязи этого движения с феминизмом. Меня словно озарило: если это произведение прочли миллионы женщин, если десятки тысяч женщин посещали курсы вроде тех, какие закончила тридцать лет назад моя мама, если выдающийся историк говорит о нём в огромной аудитории, значит, «Очарование женственности» есть нечто большее и более важное в истории страны, чем я себе представляла.

Итак, я подошла к профессору после лекций и сказала: «вы не поверите, но моя мать в семидесятые годы проходила эти курсы. Меня воспитывали на произведениях Анделин». Несколько дней спустя историк вручил мне первое издание «Очарования женственности» со словами: «Надеюсь, вам пригодится».
Я понимала, что для меня сбылась мечта любого серьёзного учёного-историка — возможность написать хороший солидный труд со свидетельствами очевидцев о важном предмете, который прочие коллеги упустили из виду. Скрестив пальцы, я загадала желание: пусть миссис Анделин согласится работать со мной. И каким же облегчением было узнать, что Хелен согласна на интервью. Когда я первый раз позвонила, оказалось, что она хорошо помнит мою маму, но хочет выяснить, «друг» я или «враг» движению ОЖ. Я ответила: ни то, ни другое, я историк. Я уверила Хелен, что расскажу о ней только факты, без суждений.

В конечном итоге миссис Анделин пригласила меня на свою ферму в штате Миссури. Там я провела две недели, и хозяйка меня не только кормила-поила, но и радушно разрешила пользоваться личными документами, записями и фотографиями. В моём распоряжении оказалось двадцать один час диктофонных записей о жизни Хелен Анделин, о движении ОЖ, о том, чем она занималась впоследствии. Миссис Анделин была воодушевлённая, неимоверно стойкая женщина с сильным чувством собственной миссии. Объём информации, собранной мною, поражал воображение. Были и другие интервью — в 2003 году и в 2005.
Одна читательница спросила меня, являлось ли ОЖ в полном смысле слова движением или представляло собой только миссис Анделин и группу последовательниц. Я ответила так: ОЖ — это движение, вне всяких сомнений. Ведь общественное движение так или иначе шире, чем личности тех, кто формулирует его цели и принципы. В противном случае лидерские замыслы остаются на сцене, где эти лидеры подвизаются. А сотни и сотни женщин до сих пор читают книгу Анделин и следуют её советам.

Любое послание откликается за пределами момента в который оно высказано, лишь тогда, когда оно прозвучало в нужном месте, в нужное время и для людей, готовых его услышать. Иначе это не послание, а преходящее влечение, которое сойдёт на нет, когда утратит релевантность. В 1963 году Хелен Анделин выпустила «Очарование женственности», и это оказалось востребованным послание, прозвучавшим именно там и тогда, где и когда в нём нуждались. Она предложила альтернативу феминизму. Вот что стало решающим для огромного количества женщин, особенно в западных штатах, где начиналось движение ОЖ. Многие жительницы этой части страны чувствовали, что их не принимают в расчёт, что от них отвернулись, а тон задают немногочисленные, но весьма горластые образованные представительницы элиты, которые, собственно, и возглавляли феминистическое движение. Анделин обратилась к этим сброшенным со счетов женщинам и была ими услышана.

В 2013 году в издательстве Университета Юты [University of Utah Press] приняли к печати мою рукопись «Хелен Анделин и движение «Очарования женственности»» [Helen Andelin and the Fascinating Womanhood Movement]. До публикации, впрочем, оставалось два года. С того времени к моему предмету исследования возник значительный интерес. Я выступала в женских группах, в университетах и на научных конференциях, на радио, написала несколько статей об Анделин и движении, зачинательницей которого она выступила. [опущена информация об анонсах мероприятий, где участвует Джули Проффер].

Были у меня и недоброжелатели. Некоторые коллеги, да и читатели, недоумевали, зачем писать о консервативном женском движении, участницы которого добровольно лишали себя прав в пользу мужчин. Но в подавляющем большинстве случаев я находила поддержку и в академическом сообществе, и среди читательской аудитории. Считаю — и со мной многие согласны - что нельзя понять феминистическое движение, не вникая в точку зрения его оппонентов.

Я женщина и сторонница равноправия, поэтому не могу разделить философию Анделин. Однако я убеждена, что все интересующиеся женской историей имеют право знать о ней и миллионах её последовательниц. Я историк. Не моё дело судить исторические события своим судом. Я только рассказываю, как происходили события.

К сожалению, книгу в электронном виде я пока ещё не нашла. Но буду искать!

  • 1
но хочет выяснить, «друг» я или «враг» движению ОЖ. Я ответила: ни то, ни другое, я историк. Я уверила Хелен, что расскажу о ней только факты, без суждений.

Молодец. Истинная исследовательница

Блин, до какой степени у нас все теми же путями идет. Валяева наша, в противовес феминизму... Вот только меня заинтриговало:
". Многие жительницы этой части страны чувствовали, что их не принимают в расчёт, что от них отвернулись, а тон задают немногочисленные, но весьма горластые образованные представительницы элиты, которые, собственно, и возглавляли феминистическое движение."
Но у нас феминистки ни в какие элиты не входят...

"Горластые образованные" - это ли не ярлык и не оценочное суждение? Бывшие проститутки, избитые жены - да, элита общества...

Под "элитой" у нас сейчас, и думаю, там тоже, подразумевают тех, кто знает, как пишутся грамматически правильно слова, что они означают по словарю, и собственно, нормальный словарный запас. Всё. Наличие 2-3 ВО, как я заметила, на ситуацию не сильно влияет, достаточно просто развитого понятийного мышления.

Женщины, которые привыкли к монотонному отупляющему домашнему труду, обычно разгружают себя самыми примитивными текстами вроде простеньких ЛР или сегодня - фиковыми текстами, где язык очень беден и снижен даже в сравнении с ЛР.
И вот я сегодня смотрю, что комментирует эта категория женщин. Они настолько привыкли пропускать всё через эти фильтры снижения-упрощения, что самый-пресамый простой текст понять не могут, для них это - ужасающая заумь. Они привычно считывают только свои любимые кинковые маркеры. О чем текст проды - они вам под дулом пистолета не расскажут, не могут.

Фем-анализ, даже в самых простых разжеванных до невозможности статьях, это - нечто новое, где понимание требует каких-то минимальных энергозатрат. Думать старыми привычными блоками - гораздо проще.

И я не могу списывать только на недостаток образования: опять же, с 3 университетскими ВО, многие женщины не в силах понять простейшие концепты, которые просто разжевали и положили в рот, например, про "выбери женщину". Вот те шаблоны мышления, которые зашли 30 лет назад - они не сдвигаются ни на миллиметр, женщина держит в памяти дофига специальных знаний - но не может (и не мотивирована) понять новое.
Они чрезвычайно ригидны, эти женщины "янефеминистки", для них феминизм - максимум советский "равенства" с Арбатовой как феминисткой всея Руси. Феминизм - как ругательное слово, как андроцид, как требование перебить своих сыновей и мужей и идти на баррикады умирать со своими обязательными любовницами-лесбиянками.

Так что про элиту - это всё стереотипы и бред обывателей. Просто, чтобы хоть что-то новое в голову зашло, нужны серьезные мотивации, какое-то время на себя, хоть временное отсутствие эмоционального обслуживания, чтоб в голову новое поместилось, перспективы повышения социального капитала, улучшения жизни.

Сегодня феминизм никакого значимого улучшения предложить по сути не может, а люди с эмоциональным выгоранием живут по принципу "всё или ничего". Это всё чисто социо-культурный феномен. Сопротивление, на которое и натолкнулась вторая волна.

Если под элитой понимать, ну... женщин, которые закончили какой-нибудь пединститут в своем маленьком городке и живут на зарплату учительницы или воспитательницы, или переводят за копейки с английского - даа, вот это у нас - элита.=(
Чай, коров не кормят, свинарники не чистят: "Не прынцесса! Королевна!!!"

Учительницы замкадья и воспитательницы — как раз те, у кого от выматывающего эмоционального и домашнего труда не остаётся сил на что-то более умное. Читают методички и смотрят сериалы.
Ну, что провинциальные учительницы дали радикальному феминизму? Любу Калугину.

Я думаю, здесь имеет смысл разделять элиту формальную и элиту неформальную. Формально Соджорнер Трут, например, была обыкновенная "чёрная мамми" без гражданских прав, а на неформальном уровне - властительница дум, всё зависит от точки зрения. В восприятии домохозяйки со Среднего Запада любой человек с хоть завалящей степенью в завалящем вузе - элита из элит. И любая женщина, которая что-то пискнет, - горластая, добавлю в скобках.

Исследовательница молодец, это точно. Если массовое движение было, имеет смысл его изучить.

Я вот думаю, что понимаю (не равно одобряю или поддерживаю) последовательниц движения. В XX веке положение женщин изменилось достаточно быстро, а это значит - пример брать не с кого, традиции и уклад не помогают и на вопрос "как жить" не отвечают. Появилась возможность работать, а работу по дому и выращиванию детей мужчины разделять не торопятся - и вот она, вторая и третья смена.
Я и сейчас в некоторых кругах вижу, как в семьях складывается патриархальная ситуация: муж работает так, что дома только ночует, у жены в лучшем случае "работа рядом с домом". Она несчастлива, но карьерных перспектив не видит - дети будут заброшены. Чтобы что-то изменить, нужно перекроить жизнь всей семьи. И тут на помощь приходит "опиум для народа" - движение, где объяснят, что это норма (с), что ее вклад в благополучие семьи не меньше, чем мужа, что есть Предназначение и вообще, жизнь проходит не зря.

И добро бы речь шла о молодой девушке, которой, как она считает, все дороги открыты. Есть академическая успеваемость - она может пойти в колледж. Голос прорезался - пой блюзы, как Дженис, рисовать охота - рисуй, как Патти... В армию, правда, не можно, не можно во флот, в политику, но хоть какой-то выбор. А что делать женщине за сорок, у которой в прямом смысле сидят семеро по лавкам? Что ей даст великий хваленый феминизм, кроме осознания того медицинского факта, что либо дети, либо хоть общественно значимая деятельность? На эту тему Эдриенн Рич писала, Snapshots of a Daughter-in-Law называется книга.

Маленькая ремарочка: в армию американкам уже можно, хотя и с совсем недавних пор.

Открыли дверь под нажимом желающих! Конечно, в 60-е даже самые феминистски настроенные прогнозы так далеко не заходили.

На Амазоне сейчас 4 ее книжки осталось. А отзывов пока мало, только 12. Что интересно - один от ее сына, где он с возмущением утверждает, что его отца оклеветали. Воспользовавшись начавшимся старческим слабоумием у матери. Показательный пример, конечно - отец безгрешен! А в мать запросто можно бросить камень, несмотря на все ее "очарование женственности". Даже у своих детей женщина не может заслужить уважения и признания.

Edited at 2017-01-08 06:50 pm (UTC)

Сходила на Амазон... эх, заказать-не заказать... Пока думаю. А этому Джону хорошо ответила одна читательница: напишите собственную версию событий, с интересом прочитаем. Кстати, я без иронии присоединяюсь. Критиковать легко.

Тоже думаю, что ему нужно свою книгу написать. Но в отличие от Вас - с иронией: наверняка его книга подтвердит не только его неуважение к матери, но и его отца. Что все ее усилия не очаровали его, а показали ее согласие со своим второстепенным положением.

Во всяком случае, неважнецки выглядит сам Джон и его братья-сёстры. Если мать в маразме, почему она живёт одна, не получает медицинской помощи и окружена проходимцами?А если она не в маразме, для чего лгать на большую аудиторию?

Какая она молодец! И да, движение такого размаха надо обязательно изучать, надо понять, что именно двигало женщинами которых оно привлекало тогда, и сейчас, и там и в России. Я помню, как несколько лет назад, на блогосервисе для мам, где я тусовалась, народ увлекался ею и читал как откровение, и следовал "марафонам женственности" и вот это все. Мне самой казалось, что это во многом от усталости. Такое обещание покоя - будь милой и все тебе принесут. Иногда хочется. Как картинка с личичкой "хочу фыр-фыр-фыр и спать". Спать вообще часто хочется :)

  • 1
?

Log in